Книга  досточтимого мастера 

 

 

 

   
 

 

Книга  досточтимого мастера 

Карл Х. Клауди 

Глава 1. Подготовка

     Возведение на Восточный Стул масонской ложи — величайшая из масонских почестей, которой, однако, может быть удостоен любой из братьев. Очень немногие из Стражей со смешанным чувством тревоги и надежды предвкушают тот день, когда в их руках окажется молоток власти. Только тот, кто рано начал готовиться к тому, чтобы быть Мастером не только на словах, но и на деле, уверенно занимает этот место. Мудрый Страж не будет ждать официального избрания Мастером, чтобы начать знакомиться с главными официальными материалами своей юрисдикции, информационными бюллетенями Великой Ложи, сборниками масонского законодательства — их много, и называются они по-разному: кодексами, методическими разработками, Конституцией и Внутренними Регламентами, «Ахиман Резон» [1] и т. д., — а также Путеводителями, в которых написано все, что касается ритуала различных степеней, и что важнее всего — с Внутренним Регламентом своей собственной ложи.

Бюллетени

     Мастер — не только руководитель своей символической ложи, но и член Великой Ложи, в каковом августейшем органе он и представляет свою ложу. Знакомство с работой Великой Ложи, вопросами, поднимающимися на собраниях, действующим законодательством и пр. расширяет его кругозор и позволяет действовать осмысленно и разумно. В бюллетенях большинства (хотя и не всех) Великих Лож содержится отчет о работе Комитета по Иностранной Корреспонденции, но под этим обманчивым названием скрывается организация, занимающаяся контактами с другими Великими Ложами. Мастер, понимающий, что он не только является важным винтиком в своей, местной, масонской машине, но и неотъемлемой частью всемирного масонского Братства, рано начинает осознавать важность и ответственность своего положения. Изучение бюллетеней также дает возможность лучше узнать о деятельности Великой Ложи, особенно о ее благотворительных программах, будь то масонский дом престарелых, детский дом, больница, фонд, программа оказания помощи на дому, или что-то другое.

Книга Священного Закона

     Быть Мастером ложи — совсем не то, что председателем клуба или светского общества. Мастер призван решать вопросы масонского закона и ритуала, которые он не может позволить решать своим братьям; большая честь, которой он удостоен, также приносит с собой и новые обязанности. Для того, чтобы его решение всегда было мудрым и справедливым и чтобы оно получило одобрение, а не осуждение со стороны Великого Мастера или Провинциального Великого Мастера, он должен хорошо знать законы своей юрисдикции, масштабы и границы своей собственной власти. А такие знания он может обрести, только постоянно и честно изучая сборники масонского законодательства.

Ритуал

     В некоторых юрисдикциях только Досточтимый Мастер имеет право возводить в степень Мастера, в прочих он имеет право передать это право Стражам, Прошлому Мастеру или вообще любому хорошо подготовленному брату, имеющему степень Мастера, причем на посвящение во все три степени. Никогда в жизни Мастеру не смогут хорошо помочь, если он сам не в состоянии хорошо «сделать дело». Мастер, хорошо знающий свой ритуал, может вести за собой, такой же, который не хочет или не может «выучиться делать дело» не имеет права критиковать других, если они плохо знают ритуал. Так что чем раньше начать учить ритуал, — тем лучше.
Посвящение в масонские степени — одни из самых красивых церемоний в мировой практике. Они должны вдохновлять, «приподнимать» человека над суетным материальным миром, особенно церемония посвящения в степень Мастера, когда кандидат проходит настоящие серьезные испытания, прежде чем Досточтимый Мастер скажет: «Братья Мастера, прошу признавать брата Мастера такого-то и впредь за такового!». Эта степень должна произвести на кандидата впечатление, он обретает право слышать великие древние слова, которые должны так говориться ему, чтобы произвести на него длительное и великое впечатление. То, что он слышит, должно убедить его в древности, чести, важности и священности Королевского Искусства.
Все это — дело Мастера. Мудрый Страж старается не упускать времени, готовясь к тем очень деятельным дням, которые ждут его впереди, и считает хорошо проведенные церемонии посвящения в различные степени невероятно важными не только для ложи, но и для кандидата.

Друзья       

     Мало кто может быть так полезен Мастеру, как друзья. В масонстве, как и в профанском мире, искусство дружбы сводится к нерушимому закону: «Чтобы с кем-то подружиться, нужно быть дружелюбным». И миллионы людей, по природе своей, дружелюбны, хотя и выглядят холодными и бездушными, – но это исключительно из-за застенчивости. Многие люди мечтают протянуть другу руку, сказать пару ободряющих слов, поприветствовать друга, всем сердцем желают быть «своими среди своих»… и не знают как.
Но это же так просто! Ибо корень застенчивости – в боязни рассмеяться, ибо смех как громом поражает все живое. Застенчивому брату нужно только убедить себя: «Я не буду бояться того, что не может мне повредить. Я не буду думать, что братья оценивают меня более критично, чем я – их. Я не буду тратить время и силы на то, чтобы пребывать в бездействии, все время чего-то ожидая. Ведь всего ничего стоит сказать что-то доброе и ободряющее, а протянуть руку – вообще не усилие!».
Дружелюбие порождает ответное дружелюбие. Сердечный брат повсюду встречает протянутые ему руки братьев; на его улыбку всегда отвечают улыбкой. Он знает, что открытый интерес, проявленный к брату, порождает встречный интерес к нему самому. Страж, переходящий от Запада к Востоку, должен хотя бы настолько интересоваться своими братьями, чтобы знать всех регулярно посещающих собрания поименно и в лицо. И если это так, он начинает исполнять свои обязанности, уже обладая преимуществом, важнее которого нет для руководителя ложи.

Глава 2. Власть Мастера

     Досточтимый Мастер масонской ложи обладает большей властью, нежели председатель любого светского общества. Общепринятые в иных обществах нормы поведения и «приличия» лишь отчасти соблюдаются в ложе. Внутренний регламент профанской организации может словно окружить председателя каменной стеной, одновременно словно сковав его пудовой цепью; в масонской же ложе не может быть принят никакой внутренний регламент, который бы ограничивал власть, даруемую брату его избранием Досточтимым Мастером братским голосованием; если же такой внутренний регламент будет принят, он ни в коем случае не будет утвержден Великим Мастером или Великой Ложей.
Паровой двигатель – отличное изобретение, но кто сядет в поезд, за штурвалом локомотива которого – десятилетний мальчик? Коробок спичек может дать нам огонь и готовящий пищу, и сжигающий дотла леса. Посредством 38-мм револьвера возможно и защищать Родину, и совершать хладнокровные убийства. Власть, сила конструктивна только тогда, когда используется мудро. Мастер, не знающий своей власти, не может умно ее использовать. Мастер же, который знает, что он может и чего не может, управляет мудро, незаметно и успешно.
Законы в сорока девяти Великих юрисдикциях континентальных Соединенных Штатах различаются, но некоторые аспекты власти Мастера приняты и признаны всеми и повсюду. Досточтимый Мастер ответствен за свои действия только перед Великим Мастером, Великой Ложей (или Заместителем Великого Мастера); следовательно, он обладает определенными полномочиями и должен   быть полноправным правителем в своей ложе. Однако Великие Мастера, всегда высоко ценящие все законные проявления власти Досточтимого Мастера в его ложе, обычно хмурят брови, взирая на самодурство и авторитарное правление.
Кроме пары исключительных случаев, только Досточтимый Мастер имеет право созывать чрезвычайное собрание ложи. В некоторых юрисдикциях это право распространяется на всех братьев ложи, но такие исключения только подтверждают правило.
Никто не имеет право председательствовать на собрании ложи, кроме ее Досточтимого Мастера в его присутствии, кроме Великого Мастера или кого-либо из братьев строго по личному распоряжению самого Досточтимого Мастера.

Споры

     Досточтимый Мастер должен держать под абсолютным контролем все дискуссии в ложе. Мастер имеет право предлагать тему для обсуждения, поддерживать и развивать ее, откладывать обсуждение, закрывать его, отказываться обсуждать какую-то тему, - все как ему будет угодно… но пусть хорошенько подумает, прежде чем одну тему выдвигать на обсуждение, а от другой – отказываться. Если брат, предложивший тему для обсуждения и получивший отказ, представит свое дело на рассмотрение Великого Мастера, Досточтимый Мастер его ложи должен будет объяснить свое решение, иначе он будет наказан за самодурство.
Во время войны один исполненный энтузиазма брат предложил ложе продать всю свою собственность и вложить вырученные деньги в военные облигации. Мастер отказался ставить этот вопрос на обсуждение. Брат обиделся и представил дело Великому Мастеру. Тогда Досточтимый Мастер пояснил, что такое серьезное предприятие не выносится на обсуждение ложи без соответствующего обсуждения в Финансовом комитете и принятия им резолюции, каковое объяснение было сочтено удовлетворительным. В другой ложе было внесено предложение потратить некоторую сумму на благотворительность. Мастер отказал в обсуждении, после жалобы брата Великому Мастеру пояснив, что эти деньги, по его мнению, необходимы ложе для развлечений! Великий Мастер сурово отчитал его за неразумное авторитарное решение, помешавшее ложе тратить собственные деньги на истинно масонские дела. Уважительные причины отказа от обсуждения какого-либо вопроса могут быть таковы: нехватка времени для обсуждения, особенно если на данный день назначено посвящение или повышение заработной платы, а кандидат уже предупрежден и ждет в преддверии Храма; суть вопроса, который может повредить гармонии и спокойствию в ложе или нуждается в предварительном обсуждении в комитетах, после которого может быть представлен на открытой ложе.

Апелляция

     Решение Мастера не подлежит изменению путем апелляции к ложе, комитету или кому-либо из Бывших Мастеров. Некоторые Досточтимые Мастера настолько слабы, что не в состоянии до конца придерживаться принятого ими, пусть и непопулярного, решения. Они в таких случаях позволяют братьям «апеллировать к ложе», а затем подчиняются решению большинства.
В некотором роде, это принижение положения Мастера. Нельзя манипулировать решением Досточтимого Мастера: это вам не первый встречный уселся там, на Востоке, с молотком в руке. Хороший ДОСТОЧТИМЫЙ Мастер требует к себе соответствующего уважения. Неуважение к древним обычаям и традициям, окружающим Восток ложи, снижает к традициям вообще.
Не следует принимать во внимание предложения, которые «лежали на столе, когда я вошел», «были выдвинуты братьями»,  «были единодушно приняты» или «выдвинуты вслед предыдущему вопросу». Только Мастер решает, будет ли тот или иной вопрос обсуждаться, а если будет, то сейчас или потом. Ложа открывает и закрывает работы по его воле (только, конечно, он не должен открывать регулярное собрание на час раньше времени, указанного во внутреннем регламенте; в некоторых юрисдикциях точное время открытия собраний указывается во внутреннем регламенте, и в этом случае регулярное собрание не может быть открыто раньше этого времени).
Только Мастер определяет, кому давать слово, а кому не давать. Он может нести ответственность за мир и гармонию в своей ложе, только если пристально следит за ними и контролирует их. Однако одновременно с этим он несет ответственность и за масонские честность, милосердие, вежливость и разумность действий ложи и своих собственных, поскольку братья могут и не обратиться к ложе для рассмотрения какой-либо несправедливости, реальной или вымышленной, а вместо этого обратиться к Великому Мастеру, Великой Ложе или Окружному Заместителю Великого Мастера. Когда и к кому апеллировать, определяется масонскими законами той или иной юрисдикции; для верности перечитайте свод законодательства.
Поддержанная апелляция может привести к серьезным последствиям.

Комитеты

     Только Досточтимый Мастер обладает властью учреждать комитеты. Ложа может определять сферу деятельности комитета, но не властна назначать его членов. Будь все наоборот, ложа управляла бы Мастером, а не Мастер – ложей. Вряд ли стоит особенно долго раздумывать над кандидатурами членов комитетов и второстепенных должностных лиц ложи. Однако сегодняшний росток завтра превратится в дерево; и Мастер, который назначает на те или иные должности в комитетах тех или иных братьев в соответствии с разумной политикой и их образованием и способностями, вскоре увидит, что эти братья в последующие годы стали еще лучше и опытнее.
Мастер своей волей назначает всех исполняющих обязанности отсутствующих на собрании офицеров: так, например, при отсутствии 1-го Стража, 2-й Страж не имеет заложенного в Генеральном Регламенте права занять его место. Досточтимый Мастер может попросить его занять это место, а может по своей воле назначить и другого брата или Прошлого Мастера на Западный пост.  Но при отсутствии Досточтимого Мастера, его место, по Генеральному Регламенту, обязательно занимает 1-й Страж и остается там до появления Мастера; то же самое делает 2-й Страж при отсутствии и Досточтимого Мастера и 1-го Стража.

Протокол

     Мастер не может вносить изменения в протокол собрания или тратить деньги ложи без ее согласия [2]. Мастер, правда, может не допустить к принятию протокол, в котором, по его мнению, содержится неверное отражение событий; если же кто-либо из братьев настаивает на принятии, решение в этом случае принимает Великий Мастер или его Окружной Заместитель. Также Мастер имеет право отклонить принятие неполного, по его мнению, протокола, однако он не может настаивать на внесении в него исправлений, могущих привести к необъективному или ложному отображению реальных событий.

Посещения

     Досточтимый Мастер определяет, кому можно, а кому нельзя присутствовать на собрании его ложи, а также кому следует их покидать и когда. Здесь следует определить огромную разницу между понятиями «власть» и «право». Досточтимый Мастер имеет власть не открыть двери ложи кому угодно, будь то ее брат или посетитель (за исключением, правда, Великого Мастера и его Заместителя). Но на это у него должны быть очень веские причины, в противном же случае ему следует смириться и не пользоваться этой властью. До сих пор спорным является вопрос, по какому принципу следует отбирать братьев-посетителей. Наверное, здесь следует повиноваться местным законам, которые в некоторых юрисдикциях детально проработаны. Кое-где посетителя приглашают на собрание ложи (уже после того, как за него соответствующим образом поручился один из братьев, а самого его подвергли должному испытанию и экзамену) при условии отсутствия возражений у кого-либо из братьев; в других юрисдикциях окончательное решение принимает Досточтимый Мастер. И он также выслушивает возражения тех братьев, которые были против приглашения данного посетителя на свое собрание и теперь не хотят сидеть рядом с ним.
Досточтимый Мастер, который дружелюбен; который всегда готов успокоить, примирить; который улыбается, не спешит обижаться, не бравирует своей властью и пользуется ей лишь настолько, насколько это необходимо; который управляет справедливо, основываясь на братской любви; который считает, что достоинство его поста лучше всего поддерживается той самой гармонией, которая есть «сила и поддержка всех должным образом управляемых организаций», - тот Досточтимый Мастер мудр, и ему всюду сопутствует успех.

Глава 3. Обязанности Досточтимого Мастера

     Они многочисленны и разнообразны, и один их список вполне может внушить неопытному Мастеру нешуточный и вполне обоснованный страх. Однако при желании делать дело и заинтересованности в его результатах, трудности мягко устраняются с пути, и все многообразие обязанностей превращается в увлекательный и приятный процесс обретения опыта.
Обязанности Досточтимого Мастера можно условно разделить на три группы: обязанности по отношению к ложе, к ее живым членам (включая больных, отсутствующих и нуждающихся) и к умершим.
Первая обязанность Мастера по отношению к ложе состоит в том, чтобы вести ее к успеху и процветанию. Для этого он должен одновременно быть дипломатом, финансистом, юристом, психологом, другом, критиком и… исполнителем!
Некоторые Мастера считают уже достаточно успешной работой распределение работы по календарному плану,  выпуск ежемесячных приглашений и проведение собственно собраний. Но это лишь внешний скелет работ; чтобы покрыть этот каркас живой плотью, Мастер должен обеспечивать братьев наставлениями, развлечениями, вдохновением; выпущенные им приглашения должны быть достаточно интересны для того, чтобы привлечь братьев на собрания. А успешное проведение собраний требует чего-то гораздо большего, нежели просто правильное возвращение приветствий и раздача указаний, кому и что делать (см. Гл. 5).

Приглашения

     В разных ложах их называют по-разному: «месячные планы работ», «повестки», «бюллетени ложи» и т. д. И Братство на местах очень страдает от скучнейших брошюр, рассылаемых братьям ежемесячно, что заставляет потом Мастеров удивляться, почему никто не посещает собрания. Конечно, в приглашении обязательно должны содержаться какие-то общие для всех лож, рутинные пункты, но заполнить оставшееся место так называемым плоским «юмором», бессмысленными новостями об отдельных братьях и избитыми плоскостями, - значит, заранее отправить его непрочитанным в корзину для бумаг. Напишите их так, чтобы было интересно, пусть они будут остроумными, пусть они что-то конкретно говорят, - и их обязательно прочтут.

Финансы

     Тщательное ведение и уделение постоянного внимания финансам ложи – слишком важная обязанность Мастера, чтобы обсуждать ее здесь, среди прочих общих положений; вопросы финансов мы обсудим в Гл. 9.

Планы

     Масонские развлечения (в противовес светским – пению, музыке, любительским спектаклям, кино, лекциям на немасонские темы) каждый раз собирают полные залы. Мастер должен сам выбирать развлечения, нравящиеся его ложе и планировать их проведение, или же, если не в состоянии заниматься этим сам, - назначить достойного председателя или комитет по проведению. Интересные собрания лож не происходят спонтанно, или «вдруг». Здесь работает старое, как мир, правило всех Досточтимых Мастеров: «Сначала планируй работу, потом работай по плану». Неплохо было бы разработать план работы на полгода вперед, чтобы он при этом был достаточно эластичен, то есть мог быть изменен в случае счастливой необходимости провести посвящение или повышение заработной платы. Просто для того, чтобы точно знать, что на первом собрании в году будет конкурс, на третьем – дискуссия, на пятом – соревнование по правописанию масонских терминов; тогда многие ваши братья станут заранее планировать и свое время вместо того, чтобы коротать вечер за газетой в четырех стенах.
Следует подчеркнуть, что, в первую очередь, Мастер несет ответственность перед братьями ложи, а обширная работа с многочисленными кандидатами на посвящение – это дело второе.

Речи

     Вряд ли какая-нибудь ложа в состоянии успешно конкурировать с кинотеатром, варьете, концертным залом или рестораном. В профанском мире член ложи обычно может себе позволить лучшее меню и лучшую концертную программу, чем ему чаще всего предлагает ложа. Мастер, полагающийся исключительно на любителей или второсортных профессионалов в организации развлекательных мероприятий для своей ложи, не должен удивляться тому факту, что скамьи в ней полупусты.
И только одно ложа может дать своим членам из того, чего они не найдут больше нигде в мире.
И это Масонство.
Дайте братьям Масонство, много Масонства, и у них не возникнет нужды в дорогостоящих и трудно организуемых светских развлечениях.
Нет, досточтимый сэр, автор не имел в виду – ни в коем случае! – сухие, как пыль, наставления.
Кое-кто из ораторов способен заполнить своей речью весь зал, так что другим станет тесно, наэлектризовать всю аудиторию, заставить братьев буквально задыхаться от красоты, юмора и глубокого смысла своих слов, говоря о масонстве. Но сколько таких ораторов обычно бывает на примете у обычного Досточтимого Мастера? Слишком многие масонские речи превращаются в пустые словоизлияния, а ведь мало кто желает, чтобы ему читали в ложе проповеди. Если оратор владеет знанием истории, законодательства, символизма, романтики, юмора и странностей масонства – тогда да. Если же все, чем владеет, - это стремление таким образом выразить свои братские чувства, то лучше не пользоваться его услугами.
Но существует способ «позолотить пилюлю» масонских наставлений: объединить масонство с прочими интересными вопросами (см. Гл. 7). Досточтимый Мастер, который умеет обеспечить братьев такими «добрыми и полными уроками» никогда не будет жаловаться на то, что на собрания никто не ходит.

Гармония

     Высший долг Досточтимого Мастера состоит в том, чтобы поддерживать в ложе мир и гармонию, и как это сделать – посоветовать практически невозможно. Большинство лож гармоничны, и в них не существует отдельных фракций и групп. В других же существует четкое разделение, и в этом случае, конструктивная критика зачастую превращается в поток пустых придирок. И чистосердечная попытка как-то активизировать работу часто просто забалтывается и тонет в спорах и войнах амбиций. Однако на Востоке восседает Досточтимый Мастер всей ложи, а не какой-то одной группы, которой он – так уж сложилось, - симпатизирует. Американцы от рождения склонны к борьбе за справедливость и честной игре по правилам. Мастер, который играет по справедливым и честным правилам, если он ценит свои и чужие убеждения, даже убеждения своих оппонентов, точно заслужит уважение даже тех, кто не согласен с ним.
Темперамент дан человеку от рождения, но никакой Мастер не может ожидать от братьев своей ложи вежливости и разумных суждений, если ни того, ни другого не исходит с Востока. К счастью, редко случается, чтобы место Досточтимого Мастера занял человек, не имеющий достаточного опыта работы, а потому не уважающий человеческое достоинство и не стремящийся управлять и работать справедливо, честно, беспристрастно и вежливо. Чем меньше Мастер приказывает, тем больше у него власти. Кулак в железной перчатке с шипами ничуть не сильнее дружески открытой ладони в перчатке бархатной.
Увы, иногда приходится снимать эту бархатную перчатку. Ради самой ложи Мастер не может позволить, чтобы его действия оспаривались, его приказами пренебрегали, и его власть сводилась к нулю. При необходимости властью следует пользоваться бесстрашно и твердо. За таким Мастером стоит власть Великой Ложи, и она несомненно поддержит его. Кстати, Мастер должен избегать любых конфликтов, если это не унижает его достоинство; если радикалы в ложе вышли из- под контроля, смирять их следует по-джентльменски, но железной рукой.

Пунктуальность

     Обязанности Мастера по отношению к членам ложи, включая кандидатов, состоят, в частности, в том, чтобы открывать собрания вовремя, интересно планировать их проведение, достойно проводить посвящения и другую ритуальную работу, сохранять порядок и гармонию, покровительствовать братской любви.
Братья, отлично знающие, что молоток Мастера отмерит начало заседания точно в определенный час, со временем начинают так рассчитывать свое время, чтобы прибыть в ложу без опоздания. Те, кто неуверен, что Мастер прибудет вовремя, и сами не спешат. Заинтересованный в работе Мастер приедет немного пораньше, чтобы поприветствовать Привратника, возможно, помочь ему обустроить помещение, а затем встретить у дверей всех братьев и пожать им руки.
Таким же образом, собрания должны заканчиваться достаточно рано, кроме запланированных особенных случаев, когда планируется какое-то продолжительное мероприятие. Закончить пораньше – значит, помочь тем братьям, которые после собрания хотели бы не спеша поехать домой, еще успеть почитать, отдохнуть; те же, кто желает продолжить братское общение, могут продолжить его еще в течение часа после последнего удара молотка, равно как могли его начать за час до официального открытия работ.

Ритуальная работа

     Тем Мастерам лож, которые по праву гордятся отличной ритуальной работой, очень легко живется. В большинстве лож братья бьются – правда, безрезультатно – над тем, чтобы все ритуалы проходили с должными красотой, спокойствием и слаженностью, которые делают их идеальными.
Но без достойного отношения к ритуальной практике ложи просто нет. У многих братьев отсутствует воля к осмыслению ритуала: они просто отбарабанивают свои роли, как попугаи. Мастер, который в состоянии вдохновить братьев на упражнения в ритуале; Мастер, который может в любую минуту спуститься со своего позлащенного пьедестала для того, чтобы позволить какому-нибудь способному Прошлому Мастеру блеснуть в той работе, которая ему всегда лучше всего удавалась; Мастер, который достаточно мудр для того, чтобы привлекать к исполнению второстепенных ролей в ритуале братьев, обычно дремлющих от скуки на скамьях, - такой Мастер сумеет организовать настоящий ритуал, которому вполне может не хватать красоты, но самое главное – он будет исполнен достоинства и пройдет гладко. В этом ему помогут не только члены ложи, но и кандидаты.
Принимает ли он участие в ритуале или просто смотрит, как его проводят его собратья-офицеры, Мастер не должен позволять кому-либо бездельничать или болтать в это время.
Никакая церемония не может пройти хорошо без предварительной репетиции. Мудрый Мастер обязательно проводит репетиции градусов и делает их достаточно интересными для того, чтобы они понравились также остальным офицерам.
Досточтимый Мастер является не только главой своей ложи, но и челном Великой Ложи, в каковом августейшем органе он представляет свою ложу. Мы достаточно простодушные звери, мы, люди: нас так легко обрадовать! А масонам обычно особенно мало надо. Просто сердечно поприветствуй меня, покажи, что знаешь сидящего рядом брата по имени, попроси меня сесть рядом с братом-посетителем, чтобы познакомить его с нашей ложей и ее братьями, попроси меня поговорить со старым доктором Брауном, который глух, как тетерев, так что сам себя не слышит, но зато сидит на этом самом месте ровно столько времени, сколько существует на Земле человечество, ничуть не меньше, - и мы с радостью ответим на этот твой шаг настоящего лидера и брата.
В частности – а таких сюрпризов у нового Досточтимого Мастера впереди много, - его удивит, насколько мгновенно братья откликаются на любую попытку заставить их чувствовать себя как дома или помочь в этом другим.
Братская любовь – это неосязаемое удовольствие. Мы не можем пощупать ее, взвесить, понюхать или попробовать на вкус. Но это реальность: мы можем ее создать, поддерживать ее, развивать, превратить ее в динамическую силу. Мастер, который испытывает братскую любовь к своей ложе и своим братьям, скоро поймет, что и она, и они отвечают ему тем же. Мастер же, которого слишком занимают заботы его положения и которому не хватает времени продемонстрировать свою дружбу и тепло братьям, не должен удивляться тому, что и они остаются холодны ко всем его начинаниям и предприятиям.
Как уже было указано раньше, чтобы иметь друзей, нужно быть дружелюбным.

Больные

     Проблемы с больными, отсутствующими, нуждающимися очень различаются по своему характеру в крупных городах и в сельской местности и маленьких городках, поэтому здесь можно рассмотреть только самые общие вопросы, общие для всех лож, вне зависимости от их типа.
Масонство имеет определенное положение в обществе и, в общем и целом, общество его уважает. Это положение и это уважение основываются, в первую очередь, на нескольких точках соприкосновения между масонством и профанским миром. Один из этих пунктов пересечения – традиционная масонская забота о больных.
То, что обычно называют «Больным комитетом» и что, по идее, должно быть вполне здоровым Комитетом по Нуждам Больных, зачастую является для Досточтимого Мастера средством сбросить на чужие плечи исполнение не всегда приятных и нелегких обязанностей. Поскольку такие комитеты не всегда работают с должной самоотдачей, мудро поступает тот Мастер, который настаивает на еженедельных отчетах об их работе.
В конце года было бы неплохо, если бы он лично навестил каждого из братьев, заявленных как больные. Конечно, это представляется практически невозможным в больших городах и в ложах, где общее количество членов исчисляется четырехзначной цифрой, но в большинстве лож это возможно. Только тот Мастер, который посвящает свои субботы, воскресенья и многие вечера посещению больных братье, знает, какую огромную пользу это приносит ложе. Иногда грустные сюрпризы, неизменная радость и иногда настоящее счастье, которое приносит неожиданный визит Досточтимого Мастера, - это заработная плата последнего, высокая и все растущая. Тот Мастер, который проявляет должную и искреннюю заботу о заболевших членах своей ложи, думает о них, со временем станет одним из самых любимых братьями Прошлых Мастеров.
Один из старых испытанных способов работы состоит в том, чтобы набрать в Комитет по Нуждам Больных добровольцев, каждому из которых приходилось бы совершать не более одного визита в месяц. Если в этом комитете у Мастера двенадцать человек, а больных четверо, то он «приписывает» к каждому больному по три члена комитета, которые должны посещать его с промежутком в два дня, и таким образом заболевшего брата за восемь дней посещают четыре раза. Такой режим ни для кого не обременителен, но зато больные братья знают, что ложа о них не забыла.

Посещение

     Один Досточтимый Мастер назначил шестерых молодых и исполненных энтузиазма братьев в созданный им Комитет по Посещению. Этот Мастер разделил всех братьев ложи по списку на шесть групп (в этой ложе состояло триста братьев, двести сорок девять из которых жили в городе), вычеркнув из списка тех, кто посещал собрания регулярно. Затем он дал указание членам своего комитета позвонить, навестить или написать письмо каждому из братьев в их списках, извещая о следующем собрании и попросить помощи в его проведении.
Ему потом негде было рассадить всех откликнувшихся на приглашение.

Отсутствующие

     Досточтимый Мастер большой ложи (1200 братьев, причем около трехсот – в пригородах), положил себе за правило писать каждому отсутствующему брату по четыре письма в год. Каждое из этих писем было написано отдельно данному брату, пусть и не от руки, а напечатано, но подписано от руки, - этот Мастер целый год работал, как лошадь! Ответ на первое письмо бывал заинтересованным, на второе – вселяющим надежду, на третье – увлеченным, а на четвертое – просто потрясенным. Братья писали, что до сих пор и словечка не получали от своего Мастера. Часть отсутствующих братьев уже подумывала об уходе с димитом, чтобы войти в ложу поближе к дому, но теперь резко отказались от такой мысли, потому что у них появилась такая прочная обновленная связь с материнской ложей. Отсутствующие писали письма, наполненные приветствиями, выражениями «тоски по дому», благодарностью; один из братьев прислал в ложу в знак признательности за то, что она его помнит, прекрасный инкрустированный молоток. Все были очень благодарны Мастеру, который вспомнил о них. А он, кроме всего прочего, приводил выдержки из этих ответных писем в издаваемых ложей бюллетенях, чтобы об этих братьях вспомнили все остальные. Неожиданным результатом этого стала встреча в совершенно другом большом городе двух братьев, которые знать не знали друг о друге и не представляли себе, что в округе может быть кто-то из братьев их далекой материнской ложи.

Благотворительность

     Каждая ложа является – и так и должно быть, - сама себе законодательницей и судьей в вопросах своей милосердной и благотворительной деятельности. В некоторых существуют особые благотворительные фонды, в других – специальные Комитеты по Вспомоществованию, прочие оставляют данные вопросы на ответственность Досточтимого Мастера, а кое-где по каждому такому поводу собирают общее собрание. С масонской точки зрения, важнее всего здесь скорость реакции. Нельзя отметать ни одного сигнала о необходимости помощи; если ложа «распущена на каникулы» на лето (обычная практика для многих юрисдикций), ясно, что вдова, потерявшая работу и просто нуждающаяся в пище не может ждать, пока общее собрание ложи постановит выделить ей пять-десять долларов на муку и яйца! Мастер властен сам принять решение по такому вопросу или, в крайнем случае, созвать чрезвычайное собрание. Что бы он ни был в состоянии сделать, это нужно делать быстро.
Масонство – это НЕ общество взаимопомощи, и никому из братьев или его родственников ложа не обещает гарантированного вспомоществования. Но при этом масоны в высшей степени милосердны, поэтому к плохой ложе принадлежит тот, кто ходит голодным и бездомным, пока его ложа располагает хоть какими-то средствами. Как и в профанском мире, «дважды дает тот, кто дает быстро».
Я это пишу не для того, чтобы наставлять ложи в том, как им поступать: нижеследующее утверждение приведено здесь только для того, чтобы рассказать об опыте многих лож по всей стране. Ложи, дающие своим членам деньги в долг, часто попадают в неприятные ситуации. Вспомоществование лучше оказывать в форме безвозмездного взноса, а не в форме займа – это более выгодно ложе. А ведь в настоящее время щедрые ложи, с радостью «занимающие» брату сотню долларов, вряд ли с радостью просто дадут ему больше двадцати пяти. В то же время многим Великим Ложам отнюдь не нравится, когда ложа начинает работать как частный банк.
Однако вне зависимости от отношения к этому Великой Ложи, положение Досточтимого Мастера только упрочится, если он лично будет заниматься каждым таким случаем, изучать прошение об оказании вспомоществования, а затем так направлять действия ложи, чтобы и ложа не пострадала, и брат получил необходимую ему поддержку.
Практически в каждой ложе есть чрезмерно сострадательные братья, которые не в состоянии заглянуть вперед, видя только то, что происходит в настоящий момент. Они от всей души, пусть и ошибочно, будут стремиться потратить все фонды ложи на вспомоществование ее членам, пребывающим в нужде. Они полагают «безнравственным» трату денег ложи на «большие попойки» или развлечения, когда «голодные рты молят о пище, и вдовы и сироты блуждают без крова». Такая сострадательная патетика часто заставляет прочих братьев приступить к немедленным действиям, в то время как сперва следовало бы выслушать совет мудрых и опытных.
Ложу связывают воедино не стальные скобы, а шелковые нити братства, свитые из заинтересованности, дружбы, приятного совместного времяпрепровождения и братского взаимодействия. Ложа, тратящая все свои деньги на братское вспомоществование и нисколько – на братские собрания, вскоре вообще не будет иметь денег, чтобы на что-то их тратить. Во время войны боевым кораблям была необходима нефть. Если бы железные дороги отдали военному флоту всю нефть, остановились бы поезда, которые перевозили эту нефть в порты. Тот же принцип работает и здесь; размеры вспомоществования следует соразмерять с размерами казны ложи, а потом совместно честно определить размеры оказания братской помощи.

Похороны

     Две важных точки пересечения масонской деятельности с профанским миром – это заложение первых камней фундамента и похороны. Многие из братьев никогда не видели заложения первого камня, но на долю каждой ложи время от времени выпадает печальный долг упокоения бренных останков своего брата по Мистической Связи под ветвью акации бессмертной надежды.
Для семьи брата важно, чтобы Досточтимый Мастер провел вдохновенную церемонию; также ради всех тех профанов, кто по таким мероприятиям рисует себе образ масонства, для ложи важно достойно провести проводы брата.
Поскольку слова, прочитанные по книжке, никогда не впечатляют так, как речь, произнесенная от чистого сердца, перед Мастером, который потратит немного лишних усилий на то, чтобы выучить похоронный церемониал наизусть, так же, как он выучивает ритуальную практику работы в различных градусах, возникает приятная возможность оказать помощь семьям покойных братьев и произвести на общественность незабываемое впечатление торжественностью масонского ритуала.
Если же церемония производится все-таки не по памяти, важно перед проведением несколько раз тщательно перечитать текст, чтобы во время проведения не возникло заминок, неправильной расстановки логических ударений и прочих накладок.
В счастливых ложах, которым практически не приходится хоронить своих братьев, важно время от времени – рекомендуется раз год, лучше в его начале, - проводить репетицию похоронной церемонии, потому что необходимость в ней может возникнуть в любой момент. Достоинство и красота масонства только в случае таких постоянных упражнений станут видны общественности во время этого нечастого и непродолжительного контакта Братства с профанским миром.
Одной из привилегий Досточтимого Мастера является его нерушимое право на проводы в последний путь всеми братьями ложи. Должным образом исполнить эту обязанность – значит, быть настоящим братом, значит, дать родным и друзьям покойного то небольшое успокоение, которое могут обеспечить достойные проводы. Таким образом братство становится явным.

Общие положения

     Кроме перечисленных выше, важными обязанностями Досточтимого Мастера также являются нижеследующие.
Подчиняться древним ландмаркам, обеспечивать их исполнение, защищать их, равно как и масонским законам, распоряжениям Великой Ложи и Великого Мастера и внутреннему регламенту своей ложи.
Обеспечивать исполнение и защиту привилегий своего положения, никогда не позволять никому из братьев посягать на них, вне зависимости от личных симпатий или антипатий по отношению к тому или иному брату и собственной скромности, призывающих к обратному. Мастер несет ответственность перед теми, кто следует за ним. Он должен передать свой пост новому Досточтимому Мастеру во всей полноте его значения и достоинства, его обязанностей и привилегий, ответственности и долга, неизменным.
Всегда сохранять порядок в своей ложе: конечно, призывать брата к ответу неприятно, но никому и никогда нельзя позволять нарушать священнодейство церемонии градуса.
Следить за тем, чтобы его офицеры изучали и исполняли свои обязанности должным образом. Ответственность за это несет Досточтимый Мастер; поэтому он сам имеет право требовать от них и получать заинтересованное взаимодействие.
Участвовать в подготовке своих офицеров и знакомить даже не самых главных из них со всеми делами ложи. Отличным способом «все обговорить» является еженедельное собрание всех офицеров где-нибудь за обедом или вечером дома у кого-нибудь из офицеров. Пусть это и не очень практично, в объединении усилий всех офицеров ложи могут помочь и получасовые собрания комитета ложи перед началом каждого собрания.
Охранять тайну голосования. Это означает, что он не только обязан следить за соблюдением абсолютно всех формальностей при проведении голосования, но все время напоминать братьям о важности такого акта, как голосование, для всего Братства. В некоторых ложах тайна голосования охраняется отдельным положением, предусмотренным в их внутренних регламентах, что само по себе делает эти пункты обязательными для повторного зачтения вслух в ложе в случае каждого отрицательного голосования. Для братьев тех лож, во внутренних регламентах которых такого положения нет, его приблизительный текст приводится ниже:

     «Никто не имеет права проверять результаты голосования по прошению о посвящении или о повышении заработной платы, кроме Досточтимого Мастера и Первого и Второго Стражей. Никто из членов ложи не имеет права сообщать другому члену ложи, как он собирается проголосовать или уже проголосовал. Никто из членов ложи не имеет права задавать вопросы другому члену ложи относительно того, как этот последний собирается проголосовать или уже проголосовал; и в том случае если голосование дало отрицательный результат, никто из членов ложи или же братьев-посетителей не имеет права осведомляться или какими-либо иными способами пытаться узнать, кто проголосовал против кандидата, под угрозой наказания: для члена ложи – по решению ложи, для брата-посетителя – запрета на его дальнейшие посещения данной ложи. Дабы никто из присутствующих не оставался в неведении относительно данного положения внутреннего регламента, Досточтимый Мастер обязан предложить кому-либо из братьев зачесть его вслух в ложе сразу после получения отрицательного результата при голосовании по чьей-либо кандидатуре».

Глава 4. Масонское законодательство для Досточтимого Мастера

     В обязанности Досточтимого Мастера входит обеспечение соблюдения его ложей всех законов, резолюций и распоряжений его Великой Ложи, внутреннего регламента ложи, а также древних ландмарок и «древних обычаев и традиций Братства».

Писаный закон

     Законы масонства, как и государственные законы, бывают как неписаными – так называемое «бытовое право»,  - так и писаными. Писаными законами, именуемыми «Генеральным Регламентом» и «Древними Законами» (OldCharges), являются Конституция и Общий Регламент Великой Ложи, ее резолюции и распоряжения, а также внутренний регламент Символической Ложи. Древние ландмарки в некоторых юрисдикциях имеются в письменном виде; в прочих они входят в неписаный закон.
В Великобритании, равно как и в Соединенных Штатах, существует правило, согласно которому масон, находящийся за рубежом, в пределах деятельности какой-либо зарубежной юрисдикции, он обязан подчиняться как ее законам, так и законам юрисдикции, членом которой официально является, точно так же, как и в случае с законами государства – например, американский гражданин, проживающий за рубежом, не избавляется от необходимости подчиняться требованию американских законов о подоходном налоге. Так же и калифорнийский масон не избавляется от необходимости подчиняться законам этой Великой Ложи только потому, что, по стечению обстоятельств, он посещает собрания в Мэне.
«Генеральный Регламент», приведенный в «Конституциях…» 1723 г. Андерсона, был принят вскоре после образования в 1717 г. в Англии Материнской Великой Ложи. Его текст был опубликован в 1723 г. Несомненно, он отражает масонское законодательство в той форме, в какой его знали масоны – члены четырех древних Символических Лож, составившие первую из Великих Лож; они озарены внушающим уважение ореолом древности, значительно превышающей срок  его жизни в напечатанном виде, то есть почти триста лет.
В общем и целом, «Древние Законы» относятся к сфере взаимоотношений отдельных братьев между собой и со своей ложей, а «Генеральный Регламент» - к сфере деятельности Братства в целом. «Генеральный Регламент» содержит положение о возможности своего изменения решением Великой Ложи, а «Древние Законы» неизменны ни при каких обстоятельствах.

Обеспечение соблюдения

     Закон в масонстве настолько больше относится к области сердца, чем ума, настолько больше предписывают стиль поведения, чем нагромождают наказание на наказание, что для того, чтобы до конца понять его, Досточтимый Мастер просто обязан пересмотреть свои взгляды на законодательство вообще и масонские законы, в частности.
Многие гражданские законы сопровождаются перечислением мер пресечения и наказаний для нарушителей. В масонском законодательстве существуют всего четыре вида наказаний: внушение (reprimand), временное отстранение от работ (definitesuspension), бессрочное отстранение от работ (indefinitesuspension) и исключение (expulsion). Наказания за серьезные нарушения масонского законодательства могут быть назначены после масонского судебного разбирательства и вынесения обвинительного вердикта, разве только милосердия в масонском законодательстве определенно больше, нежели в обычном гражданском. Нарушения масонского законодательства, приводящие к судебному разбирательству и серьезному наказанию встречаются очень редко по сравнению с общим количеством масонов, которые готовы и желают повиноваться законам, так что в этом «обеспечении соблюдения» чаще всего просто не возникает необходимости.

Универсальность

     Не во всех юрисдикциях масонское законодательство носит вселенский характер и не во всех них оно одинаково. Различия в широтах, человеческих характерах, идеях, - все это наложило отпечаток на законодательство сорока девяти наших Великих Лож. В основном, они согласны друг с другом; в частностях – придерживаются каждая своего собственного мнения. Большинство Великих Лож Соединенных Штатов сохраняют верность принципам и духу «Древних Законов» и – насколько это вообще представляется возможным в современных условиях, - и «Генерального Регламента».
Поэтому для Досточтимого Мастера, желающего узнать и понять законодательство, управляющее деятельностью его ложи, равно как и законодательные стандарты, в соответствие с которыми Великая Ложа измеряет «законы, правила и постановления» Символической Ложи, важно прочесть и «Древние Законы», и «Генеральный Регламент» 1723 г.  И дойдя до последнего (тридцать девятого) положения «Генерального Регламента», он прочтет: «Любая Ежегодная Ассамблея Великой Ложи имеет наследные право и власть создавать новые регламенты или же изменять существующий во имя истинного процветания этого Древнего Братства, при условии, что древние ландмарки будут всегда с осторожностью сохраняться…».

Ландмарки

     «Древние вехи», или «ландмарки», как их чаще называют, - это основополагающие законы и принципы масонства, которые не подлежат изменению. Если бы Великая Ложа, впервые опубликовавшая Генеральный Регламент, четко сформулировала эти ландмарки, они не истолковывались бы настолько по-разному Великими Ложами, возникавшими впоследствии. Однако очевидно, что неписаный – общий – закон в те времена так отлично понимался всеми ложами и ему настолько беспрекословно подчинялись, что и не возникало необходимости записывать его.
Обширная область масонского законодательства, носящая название «Древние обычаи и традиции», не зафиксирована в печатном виде. А вот ландмарки были сведены к четко ограниченному списку, напечатаны и введены в свод писаного закона во многих юрисдикциях. Во многих американских масонских юрисдикциях официально был принят список Макея из двадцати пяти ландмарок; в других этот список был сокращен, при условии сохранения всех основных положений; в третьих список был расширен, и в него вошли ландмарки, не входящие в список Макея. В тех юрисдикциях, в которых ландмарки по списку Макея не включены в писаное законодательство, им следуют как составной части своего неписаного закона. В некоторых случаях определенные ландмарки списка Макея не признаются нерушимыми: например, Восьмая ландмарка Макея, утверждающая нерушимое право Великого Мастера посвящать в Орден без соблюдения соответствующей церемонии («tomakeMasonsatsight») была опротестована и отвергнута одной из ранних Великих Лож в Калифорнии. В общем и целом же, Великие Ложи придерживаются древних ландмарок – записанных или не записанных. Ландмарки так же относятся к масонскому законодательству в целом, включая Древние Законы и Генеральный регламент,  как положения «Магна Карты» относятся к современному конституционному праву. Как «Магна Карта» содержит в себе список основных врожденных прав человека, которые обязан уважать любой закон и любое правительство, так и ландмарки являются квинтессенцией врожденных качеств масонства - фундаментальных основ, собственно, и делающих Франкмасонство Франкмасонством, без которых оно могло бы существовать, но было бы при этом чем-то совершенно иным.

Законотворчество

     Используя все это как основу: Древние Законы – как прецедент, Генеральный Регламент – как органический закон, - Великие Ложи составляют свои Конституции и общие регламенты, а Символические Ложи – свои внутренние регламенты, утверждаемые Великими Ложами, Комитетами Великих Лож или Великими Мастерами.  Великие Мастера adinterim [3] выпускают эдикты (декреты) и принимают решения, которые зачастую позже включаются Великими Ложами в их писаные законы. Все они, кроме тех, которые вступают в противоречие друг с другом (а более поздние поправки практически всегда вступают в противоречие с самыми ранними вариантами Генерального Регламента, потому что были приняты специально для того, чтобы преодолеть его положения), и составляют законодательную структуру масонства, понимание и осознание которой входит в круг обязанностей, которые с радостью и рвением должен исполнять любой Досточтимый Мастер.
Разумеется, этот свод законодательства гораздо менее строг, чем аналогичный свод, используемый для управления страной или народом. Если Досточтимый Мастер руководствуется исключительно буквой закона – как это необходимо в случае с гражданским законодательством, - он и правит своей ложей так же неопределенно и нерешительно, каковы большинство масонских статутов. Но ведь все обстоит как раз наоборот – Королевское Искусство отлично управляется. «Древние обычаи и традиции» так быстро проникают в сердца новопосвященных братьев и пускают там корни, что потом уже всякие попытки нововведений и внесения изменений в привычный распорядок вызывает ожесточенное сопротивление, если это не вызвано действительно очевидной необходимостью, когда изменение существующего положения вещей видится неизбежным.
Масоны в подавляющем большинстве случаев предпочитают скорее шепнуть брату на ухо добрый совет, чем подвергать того масонскому судебному разбирательству. В Соединенных Штатах, например, Братству приходится ежегодно иметь дело с очень большими денежными объемами. Братство строит и поддерживает множество дорогостоящих храмов м домов призрения для обедневших масонов и членов их семей. Для этого, например, необходимы большие объемы благотворительности. Большинство обслуживающего персонала этих домов работает полную рабочую неделю, и это тяжкий и рискованный труд. Эти очень практические виды деятельности управляются сводами более или менее строгого масонского законодательства, однако при этом Братство имеет полное право гордиться тем, что оно отлично организовано, отлично управляется, практически полностью повинуется своим законам и с большой неохотой принимает новые законы, если только это не совершенно неизбежно.
Мудр тот Досточтимый Мастер, который все время помнит ответ на классический вопрос: «Где ты был сперва приуготовлен к тому, чтобы стать Вольным Каменщиком?», - и потому с радостью посвящает свое время изучению масонского законодательства своей юрисдикции и источников по нему, дабы править мудро, принимать справедливые решения и возглавлять свою ложу, пользуясь реальным авторитетом.

Досточтимый Мастер должен знать

     В частности, Мастер должен хорошо ознакомиться с теми аспектами законодательства своей Великой Ложи, которые управляют приемом в Братство, внесением поправок в законодательство, голосованием и выборами (когда необходимы бумажные бюллетени, что считать большинством, когда для принятия решения необходимы две трети голосов, а когда – абсолютное большинство и т. д.), похоронами, условиями приема кандидатов (например, вопросами места их жительства, необходимых условий приема, физического здоровья и т.д.), обвинениями, корреспонденцией с другими ложами, церемониями степеней, димитом, эдиктами и распоряжениями (особенно определением их необходимости), двойного членства (если оно разрешено Великой Ложей или если оно ей не разрешено), взносами, образованием, ритуальными испытаниями, финансами, инсталляциями, юрисдикциями, членством, ведением протокола, случаями обхождения законодательства, возражениями против приема кандидата, нарушениями, петициями, отклонением кандидата, процессиями, собраниями, доходами ложи, собраниями по особым случаям, созывом собрания, воскресными уроками, судебными процессами, поведением братьев-посетителей, переходом из одной юрисдикции в другую и пр.
Конечно, выучить все это непросто, но никто и не говорил, что легко быть хорошим Досточтимым Мастером. Быть избранным Досточтимым Мастером – значит, уже иметь желание трудиться, а трудиться здесь придется, и много.
Многие Досточтимые Мастера никогда не заглядывают в свод масонского законодательства – к стыду их будь сказано! Один за другим Великие Мастера в своих ежегодных докладах заявляют о своих решениях, оправдывая их тем, что «стоит Досточтимым Мастерам только заглянуть в соответствующие книги, они найдут там ответы на девяносто девять процентов своих вопросов».
А вот незнание законов может ввергнуть ложу в серьезные неприятности; знание законов сродни знанию карты всех течений и проливов – знающий их лоцман никогда не посадит свой корабль на мель.
Несмотря на то, что тщательное изучение Книги масонского законодательства его юрисдикции наверняка удовлетворит практически всю его тягу к знаниям, Мастер, который в дополнение к этому прочитает один-два пухлых тома общего масонского законодательства и прецедентов его применения, обретет гораздо лучшее понимание всех проблем.

[1] Название Книги Конституций английской Великой Ложи «Древних» Дермотта (Ancient Free and Accepted Masons). – Прим. перев.

[2] Многие ложи предусматривают в своем Внутреннем Регламенте определенный предел срочного материального вспомоществования, которое Мастер имеет право оказывать, не испрашивая предварительно согласия ложи.

[3] Ad interim (лат.) – в течение срока действия полномочий. – Прим. перев.

1 2 3 >>

 
 
© 2008 "Мир чёрной магии" все права защищены
При использовании материалов сайта, активная ссылка на сайт обязательна!
info@blackmagicinfo.ru